«В больших сетях они книжки не видят»: интервью с директором «Перемен» Анной Яковлевой

Анна Яковлева ― директор новосибирского магазина «Перемен», где можно познакомиться с современной детской литературой, найти книгу из своей профессиональной сферы, выпить кофе. «Перемен» во многом создает литературную жизнь Новосибирска. Здесь жители и гости города могут посетить гаражные распродажи, аукционы плохих книг и встретиться с писателями.

Анна, здравствуйте. Хочется начать с истоков, ведь у всего они есть. Какая история у вашего магазина?

Все независимые книжные скажут примерно одно и тоже: «У меня в городе не было места, где я мог найти то, что мне интересно». У нас всё начиналось с бизнес-литературы. Наш учредитель работал на руководящей должности в большой компании. Он хотел узнать больше о своей работе, но в какой-то момент понял, что в Новосибирске негде купить нужную литературу. Тогда он стал ее заказывать, советовать другим, и у него тоже стали просить что-нибудь привезти. А потом он обнаружил, что подписывает договор аренды и открывает магазин. Он никогда не мечтал заниматься этим, он вообще не из книжной среды. 

Вскоре мы стали искать что-то новое, расширять ассортимент магазина. Сейчас, например, бизнес-литературы у нас две маленькие полочки, потому что тема сама себя исчерпала. Тем не менее, мы много работаем с новой детской литературой. 

Около года назад вы говорили, что не планируете открывать интернет-магазин «Перемен», так как предпочитаете живое общение. Изменилась ли ситуация сейчас? 

Во-первых, мы любим живое общение. Во-вторых, интернет-магазины ― достаточно дорогое удовольствие, которое необходимо поддерживать большими финансовыми средствами. Объективно невыгодная ситуация ― встраиваться сейчас в этот рынок и пытаться там отвоевать себе место. Несмотря на локдауны, которые перепугали всех, мы живём в привычном ритме: у нас проходят фестивали, мероприятия, люди приезжают. Необходимости в онлайн-продажах у нас сейчас нет. 

А «Книга в мешке» у вас всё так же пользуется популярностью? («Книга в мешке» ― акция магазина, предполагающая отправку случайной книги, исходя из результатов небольшой анкеты, размещенной в описании сообщества ВК «Перемен»: https://vk.com/peremen_nsk)

Она есть, но сказать, что пользуется популярностью, будет преувеличением ― несколько заказов в месяц. По сравнению с тем, что было весной прошлого года, я не знаю, что должно произойти, чтобы она снова стала востребованной. Она возникла ровно в нужный момент. 

Кто занимается выбором книг по результатам анкеты? Вы или же другие сотрудники магазина? 

У нас работает всего 5-6 человек в постоянном составе, и я доверяю всем, так как знаю, что они все прекрасно подберут. У нас нет штатного человека, который этим занимается. Кто готов взяться, тот и делает. Технически за анкету ответственны двое, но решение о новых поставках принимается всей командой.

Тогда другой вопрос. Если опустить анкету «Книги в мешке», обратиться лично к вам и просто попросить вас порекомендовать какую-нибудь книгу, какой первый вопрос вы бы задали? 

«Что понравилось в последний раз из прочитанного и прям зашло?» Так становится плюс-минус понятен вектор того, что человеку интересно: художка, потолще, потоньше, нон-фикшн, комиксы, подростковое… Уже первый крючок! «Интересненькое» у всех разное. Чем больше тут конкретики, тем лучше. Не думаю, что кто-то за несколько минут может понять личность человека, но по книжным предпочтениям примерно видно, что лучше посоветовать… С другой стороны, наоборот, можно спросить, что не понравилось.

Почему символом «Книги в мешке» стал именно Почтальон Мышка? Почему именно эту книгу вы выбрали? 

Я просто люблю Марианну Дюбюк, она сама пишет и иллюстрирует книжки. Почтальон Мышка, главный герой, разносит разным животным посылки, у каждого они персональные. И мы, как эта мышка, весной двадцатого года безостановочно подбирали каждому человеку его книгу. 

«Книгу в мешке» заказывали вне Новосибирска?

Это было самое неожиданное открытие: оказывается, есть люди вне Новосибирска, которые за нами следят и хотели бы покупать у нас литературу, но мы не давали им такой возможности, потому что просто о них не знали. И когда мы запустили «Книгу в мешке», первый десяток заказов был из других городов и стран. Поэтому чаще всего «Книга в мешке» уезжает за пределы Новосибирска, даже в города, в которых есть свои хорошие магазины. 

Вы уверены, что книга ― всегда хороший подарок? 

Нужно знать человека. Мне очень редко дарят книги, очень жаль… Я бы хотела, чтобы  дарили чаще, но все думают, что я и так себе найду. Но дело же не в том, чтобы успеть прочитать как можно больше, а в каком-то посыле, в том, что ты хочешь сказать. Это насыщенный смыслами подарок, который всегда будет приятным. 

А произведения, которые вам дарят, обычно подобраны специально для вас? 

На днях мне подарили книжку со словами «Ты должна понять». И вот сейчас мне очень хочется её прочитать, чтобы узнать, что же я там должна понять. Ведь это не просто интересный сюжет, великая проза, а про тебя. Просто дарить книжку, потому что это «лучший подарок»… мы уже все это переросли. Не говоря уже о том, что подарочная литература из-за изменений курса рубля сильно дорожает и в итоге уходит с рынка.

В чем заключается особенность ваших сотрудников?

Им не все равно, что происходит, что они делают. Важно вкладывать душу, иначе быстро выгораешь. Это не то место, куда ты идёшь работать за большие деньги, по алгоритму, где страдаешь и терпишь из-за зарплаты. Книжное дело требует отдачи и преподносит разные сюрпризы: общаешься то с крутыми авторами, то с хамами, которые выворачивают твою душу.

Кто спонсирует независимые книжные?

Покупатели, кто же ещё? Люди покупают книги. Мы совершенно обычный магазин, без меценатов или спонсоров, какой-либо государственной поддержки. Мы постоянно повторяем: если вы хотите, чтобы это продолжалось, нужно что-нибудь купить. Наши фестивали мы тоже делаем только на деньги от продаж. Приходится говорить людям: «Если вы приходите к нам на фестиваль, но покупаете книжки в «Лабиринте», то не будет никакого фестиваля. «Лабиринт» вам не делает таких мероприятий, но деньги вы почему-то несёте туда». Поэтому никаких спонсоров, только покупатели.

А кто занимается бухгалтерией? 

У нас есть человек, который помогает мне с налогами, а вообще наша бухгалтерия ― накладные и прайсы издательств, которые они нам отгружают, а мы делаем свою наценку. 

Цены на книги отличаются от монополий?

Независимые книжные, как правило, делают наценку ниже сетевых магазинов. Тут вопрос не в благородстве ― мы хорошие, они плохие ― а в масштабах работы. В маленьких магазинах есть возможность взять книжку в руки и понять, за сколько мы бы её купили и за сколько её нужно продать, чтобы не уйти в минус. В сетях видны только цифры, прайс или сайт, и вообще нет возможности с этим поработать. Мы стараемся, чтобы цены были доступными, хотя сейчас это больная тема, потому что очень сильно подорожала бумага. 

Почему вы, а не сетевые магазины?

Если кому-то больше отзывается на их внутренние запросы ассортимент и политика сетевых магазинов ― пожалуйста. Кто я такая, чтобы заставлять их куда-то ходить. Не знать про нас ― совершенно нормально, потому что… ну вот все спрашивают, почему вы не рекламируетесь. А как? Баннер повесить на улице? Снять ролик за восемь миллионов рублей и крутить его по местному телевидению? Это все не работает. Единственный эффективный доступ к читателям — это «мне одна подруга посоветовала», «мне друзья рассказали». 

Наша отличительная особенность заключается в том, что мы не продаем классику.  Её ведь легко найти дома у людей, в библиотеках, в интернете. А вот новых детских авторов надо ещё поискать…

Есть ли у вас какое-то соперничество с другими независимыми книжными?

С другими независимыми у нас нет никакого соперничества, это всегда очень большая любовь, поддержка эмоциональная, и лично я со многими коллегами знакома. Мы друг другу точно не конкуренты, у всех есть свои особенности, и переманить читателя невозможно. Они приходят к чьей-то философии, а не просто за книжками, и очень многие ходят ко всем. Есть люди, которые следят за деятельностью независимых книжных и покупают и там, и тут, и у нас, и закажут, и в гости в другой город приедут. 

Вы говорите, что стараетесь не использовать аннотации, а берёте что-то другое. На каких ресурсах тогда основываетесь, если не удается прочитать сам текст?

Книгу можно просто пролистать, это оставляет гораздо больше впечатлений, чем кажется. Получается некий «профессиональный беглый осмотр». Тем более, если к нам попадает произведение, значит, мы про него уже что-то знаем, мы же делаем заказ не вслепую. Также существуют издательства, которым мы доверяем. Например, если одна и та же книжка выйдет в «АСТ» и «Розовом жирафе», то с более высокой вероятностью версию «Жирафа» я прочитаю гораздо быстрее. 

Бывает ли такое, что у вас нет книги, которой сильно интересуются? Как вы выходите из этой ситуации?

Стараемся подобрать альтернативу или помогаем найти магазин, где эта книга точно окажется. Есть издания, которые не подходят под наш формат, поэтому мы их не заказываем.

В «Перемен» есть какая-то отдельная полка для местных, сибирских, авторов?

Немного есть, под них отведен маленький столик у кассы. И это хорошо. Отбор на продажу проходит очень жесткий, важно прежде всего, чтобы книга была качественная.

И напоследок, что вы можете посоветовать от себя, что доводит до мурашек?

Из российской литературы мне очень понравилась антиутопия Веры Богдановой «Павел Чжан и прочие речные твари». Ещё назову роман Евгении Некрасовой «Калечина-Малечина», её сборники рассказов «Сестромам» и «Домовая любовь».

Автор: Анна Дубровина (Детская редакция «Живой классики»).

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.