Книга «Виолетта Фиолетовна»

28 ошибок в диктанте — так эпично закончил восьмой класс главный герой повести Натальи Вишняковой «Виолетта Фиолетовна». У Дани дислексия, а еще ОГЭ по русскому языку через год. От опытной Марьиванны мальчика переводят к молодой учительнице Виолетте Фиолетовне. К слову, отчества у коллег ВФ тоже необычные: Ольга Гладиолусовна, Анна Тургеневна, Артур Ламбрекенович, Андрей Аборигенович. Это, возможно, фантазия Дани, поскольку чтение и письмо даются ему с большим трудом, но мальчик творчески смотрит на мир: «Я впился глазами в текст. Вот как это — смотрю и не вижу! Черные линии на белом листе — и это всё», «Буквы прыгали перед глазами, менялись местами и вообще вели себя кое как».

Еще труднее получается быть подростком: учителя не возлагают на него надежд, со сверстниками он почти не общается. ВФ удивляет Даню: интересуется его жизнью, задает вопросы, умеет выслушать, не навязывает свою точку зрения, не ругает за ошибки, ценит его каламбуры, часто иронизирует и смеется.

«Ване Башмачкину, который понимал ВСЕ мои шутки» – это посвящение, видимо, говорит об автобиографичности книги. У каждого педагога были такие ученики, как Ваня или Даня, которые пусть и допускали 28 ошибок (и это не предел), но помогали понять, что оценки зачастую не показатель способностей, а личность ребенка важнее всего. Вспоминаются не отличники, а такие дети, научившие тебя гуманности больше, чем ты их правилам пунктуации. Как герои рассказов Юрия Яковлева «Багульник» и «Рыцарь Вася».

У меня, например, был похожий на Даню ученик с низкой грамотностью, но широким кругозором, любивший слово «кстати» и, разумеется, информировавший весь класс о том, что в тот момент совсем некстати. Мы внесли его (не ученика, а слово) в табуированный список, но сообразительный мальчик нашел эвфемизм «интересный факт». Так я узнала много «интересных фактов». Поистине, обучение — двусторонний процесс! ВФ посвящает Даню в рыцари географической картой. У меня под рукой не было карты, зато была волшебная палочка из набора феи из Fix Price, которой я снимала орфографическую порчу и тоже посвящала в рыцари ордена Причастия и Деепричастия.

Обычно подросткам интереснее читать книгу, когда герой — их сверстник, но я бы рекомендовала эту повесть учителям словесности не только для поддержки ребят, сдающих ОГЭ и сомневающихся в своих силах. «Виолетту Фиолетовну» можно зачитывать на уроках русского языка даже в 5-6 классах, когда изучают лексику, этимологию, орфографию, словообразование. Например, как вам идея найти морфему своей жизни или хотя бы выбрать суффикс дня?

Автор: Анна Токаренко, учитель русского языка и литературы СУНЦ МГУ.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.