Вселенная классики: миры Джен Эйр и Беатрис Поттер для современных читателей в новом прочтении

Наверное, многие родители знают: книги на которых выросли мы сами, не всегда нравятся нашим детям. Жизнь изменилась. Пропасть между поколениями увеличилась ещё больше. Попробуй объясни, чем так прекрасен «роман классический, старинный, отменно длинный, длинный, длинный».

Но посмотрим на ситуацию с другого ракурса. А как же тогда экранизации, сериалы по классике? Сюжеты Джейн Остин, Шарлотты Бронте, Луизы-Мэй Олкотт неизменно имеют успех. Почему же здесь неважен возраст? Что такого делает сериал, что с большим отрывом выигрывает у романа?

Но есть хорошие новости: книги тоже изменились. Да, это про классику.

Как книги становятся классикой? Их перечитывают. Обнаруживают, что  изменились только декорации — а вот вопросы, характеры, проблемы  личности и общества — остались.

Характеры ведь — архетипы. Вопросы, которые неизменно проходят проверку временем — те самые вечные вопросы.

Нам только кажется, что старый добрый классический роман — застывшая навсегда история. Ничего подобного.

Замечали ли вы, что каждый раз, перечитывая любимый роман, открываете уже другую книгу?

Или вот: случалось ли вам задумываться о судьбе второстепенных  героев? О том, как изменилась бы история, будь она рассказана от лица  другого персонажа?

Кстати, именно этот ход используют все классики детектива — от Уилки  Коллинза и Агаты Кристи до Алекса Михаэлидеса. Одна из новых тенденций  в мире книг — детективная составляющая перешла в бытовой роман.  Современные авторы перехватили эстафету у классиков XIX в. — старый  добрый викторианский роман обретает новые формы!

Ну или старый недобрый. Почувствуйте викторианскую иронию Джейн Остин или Шарлотты Бронте.

Потому что именно отсюда начинается наш разговор.

Знакомые герои в альтернативном развитии событий. Сиквелы, приквелы и спин-оффы. Вселенная романа — вот что делают сериалы и видеоигры.

Вот и весь секрет популярности: они просто-напросто говорят со зрителем о его жизни, а не о чужой. Дают ему возможность захотеть сыграть в судьбу героев классики.
 Вечные вопросы на то и вечны, что каждой эпохе приходится искать на них свои ответы.

Поехали? Давайте начнём с нашего всего — с Шарлотты Бронте.

Итальянская писательница Бьянка Питцорно дерзко и по-итальянски темпераментно замахнулась на сюжет «Джейн Эйр». На мистера нашего Рочестера.

Кстати, давайте сразу оговорим: читатель не обязан соглашаться с автором. Дискутировать — да, конечно. Более того, как раз это обязательно. Для этого ведь и пишут романы!

Так вот. Помните юную няню-француженку маленькой воспитанницы Эдварда-Фэйрфакса Рочестера? О её судьбе нам ведь почти ничего не известно. Мистер Рочестер был скуп на подробности. Ну что же, теперь эту историю расскажет нам дочь той самой танцовщицы Селин Варанс. И заодно добавит деталей в отношениях этих двоих, о которых рассказывал Джейн сам Эдвард.

Зачем, спросит читатель, скисший от мыслей «теперь уже не пишут так, как  раньше». Пожалуй, нет. Не пишут. Теперь пишут быстрее, так что  на долгие описания пейзажей — в викторианской традиции они символизируют  чувства героев — лучше не рассчитывать. А вот на динамичные диалоги  и яркие объяснения не очень понятной нам реальности девятнадцатого  века — да.

Дело ведь именно в нём. В девятнадцатом веке. Эпохе, до изумления  похожей на нашу: безудержный технический прогресс, растущая пропасть  между поколениями (да-да, совсем как у нас) и — меняющиеся отношения  к отношениям. Мужчин и женщин, взрослых и детей, богатых и бедных.  Любовь, воспитание и образование, права человека — всё меняется,  возмущая непривычную общественность. Особенно мистера Рочестера как  представителя старой доброй английской аристократии.

Тридцатые годы девятнадцатого века. Франция.

Невероятное время, о котором рассказывает нам роман «Французская няня».

Перенесёмся в Англию. Возможно, на том же экипаже, что вёз Джен и Селин.

А вот окажемся мы уже во второй половине столетия — это очень важно!  Перемены продолжаются. Приходило ли вам в голову, что Оскар Уайльд  и Беатрис Поттер — создательница кролика Питера — запросто могли быть  знакомы? Они ведь оба ломали стереотипы, меняли жизнь и отношения,  да и просто были знамениты.

Но прежде, чем это случится, произойдёт очень многое. Маленькая Беатрис  Потерр… да, собственно, почему именно она? Мало ли девочек, мечтавших  не царить в гостиной, а заниматься чем-то ещё? Зарабатывать любимым  делом. Зарабатывать — вот ключевое слово.

Мы не можем игнорировать тему денег. Они значат слишком много. Как бы  это кому-то ни казалось неприличным. Тоже, кстати, очень  по-викториански.

Француженка Мари-Од Мюрай представила беллетризованную историю детства  всемирно известной создательницы сказочных героев. Беатрис Поттер здесь  зовут мисс Черити Тиддлер, но в основе истории — именно её детство.

Представляете, как были недовольны маменька и тётушки, когда юная  особа — и так ведь считалась слегка ку-ку! — окончательно испортила свои  шансы на удачное замужество? Зарабывать. Молодой девушке. Работать!

Какой скандал. Что теперь скажут знакомые?

Это ужасно смешно — всё то, что они скажут. А вот сама история будет  очень насыщенной и драмой, и комедией, и фарсом — как всякий мятеж.  А ещё после всех испытаний… это же всё-таки викторианский роман!  Должно же в нём сохраниться что-то от старой доброй Англии?

И это что-то — вера в правду, в справедливость, в заслуженное счастье.

Люди всегда верят в эти вечные ценности. Хотя и не всегда знают, что творятся эти ценности нашими руками.

О чём и рассказывает нам Мари-Од Мюрай в романе «Мисс Черити».

В то же время в Америке социальные активисты… да, они были уже тогда (они вообще всегда были) в поисках новой этики и всеобщего благоденствия. Спасём природу, говорили они. Станемте уважать чужие культуры и традиции. Не будем носить меха, есть мяса и вообще эксплуатировать планету, как мы делали до сих пор. Назад к природе!

Знаете, где мы сейчас? В одном маленьком поместье, которое купил с целью построить новую, справедливую жизнь, отец Луизы-Мэй Олкотт. Той самой, автора «Маленьких женщин». Душа его — тепло семейного очага в саге о судьбе четырёх сестёр с их разными характерами. Но этого очага и этого тепла невероятно не хватает самой Луизе-Мэй. То есть, просто Мэй — так зовут героиню романа Беатриче Мазини «История Мэй — Маленькой Женщины».

Главное, что объединяет эти три книги — не только эпоха перемен, так похожая на нашу эпоху. Сверхидея вот какова: критическое мышление вместо слепой веры. Всё подвергнуть сомнению и всё проверить на опыте. Вечные ценности всегда пройдут эту проверку. На то они и вечные ценности.

Джейн Остин, Шарлотта Бронте, Луиза-Мэй Олкотт и многие другие классики сильно бы позавидовали современным авторам: ведь перед их глазами огромный интереснейший материал повторяющегося опыта. Главное — верно дотянуть параллели.

Текст подготовлен издательством «Самокат».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.